Крайний с 2007 по 2014 год

16 января на правительственном заседании было принято решение об отставке главы Росрыболовства Андрея Крайнего

05.02.2014 в 10:53, просмотров: 1343
Крайний с 2007 по 2014 год

17 января 2014 года премьер-министр РФ Дмитрий Медведев назначил Илью Васильевича Шестакова заместителем министра сельского хозяйства, возложив одновременно на него обязанности руководителя Федерального агентства по рыболовству (ФАР). За последние 22 года это десятый рыбный руководитель и двенадцатая административная реформа российского рыболовного ведомства.

«Бывший военный журналист, предприниматель, директор Калининградского тарного комбината, а затем тамошнего рыбного порта Андрей Крайний уже заявил о собственном видении основных задач Росрыболовства. По его мнению, прежде всего необходимо решить проблему территориального дисбаланса (в частности, переизбытка судов на Дальнем Востоке), наладить взаимодействие Агентства по рыболовству с регионами, сделать взаимоотношения с ними прозрачными и понятными. Также в планах нового главы рыбацкого штаба страны ­ возродить Министерство рыбного хозяйства», ­ так автор одной из газет коротко изложил основные идеи нового руководителя Федерального агентства по рыболовству.

Прошло почти семь лет. Отбросив растиражированные в эфире «рыбацкие истории» в сторону, попытаемся посмотреть на главные результаты работы Росрыболовства за эти годы.

Крайний и принцип

В 2004 году был принят «Закон о рыболовстве» и утверждён главный принцип организации доступа к водным биоресурсам ­ так называемый «исторический принцип». Огромная благодарность за это предыдущему поколению руководителей отрасли. Те, кого это касается, знают, что срок действия договоров на право пользования ВБР заканчивался в декабре 2008 года. Была интрига ­ оставит государство прописанный в законе принцип или нет. От Камчатки и Сахалина до Мурманска и Калининграда руководители предприятий нервно бродили по московским «высоким кабинетам» в попытках получить ответ на основной для их производственной жизни вопрос. Были очень серьёзные силы, принципиально и активно сопротивлявшиеся перезаключению договоров на длительный срок, мотивируя это тем, что не у всех пользователей сложилась прозрачная и понятная статистика выловов. Шла борьба, откровенная и жёсткая. Борьба за схему распределения ресурсов. Внешнюю, видимую строну этого процесса, наблюдали все, а вот то, что происходило за закрытыми дверями государственных кабинетов, знают немногие.

Именно тогда Андрей Крайний, как бы шутя, просил одного очень высоко поставленного генерала «не подбрасывать ему пакетики с белым порошком» за его, как казалась некоторым, излишнюю настойчивость в отстаивании «исторического принципа» и откровенную публичную позицию по ликвидации в стране «ведомственных рыбоохранных крыш». Именно эта открытая позиция Крайнего А.А. привела в мае 2008 года к попытке «засунуть» Госкомрыболовство обратно в Минсельхоз и уже там задушить исторический принцип и прекратить практику заключения долгосрочных договоров. И именно он, Крайний, ошалевший от давления на него, ломая все нормы приличия и нарушая субординацию, доказал руководителям страны ошибочность этого решения.

Через три недели указ отменили и согласились оставить порядок наделения долями пользователей ВБР, заключив с ними договоры на 10 лет. Оппоненты, сжав скулы, злость затаили.

Конечно, в тот период борьбы за отрасль огромную помощь рыбакам оказывал курирующий это направление в правительстве страны первый вице­премьер Виктор Зубков. Кроме этого, в основе позиции руководителя Федерального агентства по рыболовству была практически полная поддержка российского рыбацкого сообщества. Но давайте вспомним, как та поддержка и те отношения выстраивались. Как Крайний «на пузе прополз» всю страну, не вылезая из командировок. Сколько было встреч с рыбаками, сколько разговоров о проблемах отрасли и обсуждений идей выхода из того или иного тупика. Доверие рождалось не просто. Штамп «журналист». Надо было доказывать, что ты чего­то стоишь. Иначе на флоте тебя не примут.

Крайний - «иди и лови»

До 2007 года Федеральное агентство по рыболовству представляло собой известный всем офис на Рождественском бульваре в Москве. Рыбное ведомство не имело своих представителей в субъектах Российской Федерации, было оторвано от основных промысловых бассейнов, не имело ежедневной связи с рыбаками огромной по своим размерам страны. Работу по развертыванию сети ведомственных территориальных управлений начал в 2006 году Станислав Валентинович Ильясов. Надо было принять в правительстве и Минсельхозе все необходимые для этого документы. Первые три управления появились ещё в начале 2007 года. Практически же систему территориальных управлений Росрыболовства построил Крайний.

Рыбаки тогда устали уже от пресса со стороны структур «инородного» для рыбной отрасли Россельхознадзора. За разрешениями на промысел ходили как на поклон к барину, ожидая по 2­3 недели. У нас в стране, конечно, есть свои «особенности национального контроля». В принципе, любому классическому надзорно­контрольному органу только дай какую­нибудь отрасль «в работу». Результат один: как в джунглях, начинается безграничный, убивающий все живое паразитизм, или и того хуже ­ «уснул ­ съели». Так вот, создание теруправлений Росрыболовства рыбаки восприняли «на ура». Разрешения стали выдавать быстро, и все остальные бумаги тоже. Простои рыболовных судов сократились. Большинство рабочих вопросов стали оперативно решаться на местах. Митинговать перестали.

Увы, не все «заморочки» с ветеринарией, к сожалению, удалось решить и по сей день. Даже Владимир Путин на совещании в Мурманске в 2010 году лично так и не смог развести в разные стороны с «рыбой» прочно сцепленную систему областных и федеральных ветконтролёров с их многочисленными учреждениями и лабораториями, требующими сдавать на анализы на платной основе каждую партию привозимой с промысла рыбы.

Крайний и налоговые льготы

Все помнят, что в середине 2000­х цены на топливо росли, как на «дрожжах». Рыбаки неоднократно обращались в правительство с просьбой о помощи. Отрасль только­только встала с колен после развала в 90­х, и тут опять резкий затратный «топливный удар».

Вот некоторые выдержки из газет и официальных документов той поры.

2006 год

«На митинге в Мурманске 8 июля 2006 года рыбаки обратились к президенту РФ Владимиру Путину дать соответствующие поручения правительству РФ о необходимости разработать в настоящем году реальные меры государственной поддержки рыбной промышленности. В частности, рыбаки просят выделить в 2006 году субсидии на закупку топлива и заложить в бюджет 2007 года компенсации 50% затрат на судовое топливо. Рыбаки просили отменить налог на имущество для всех рыбопромышленных предприятий региона».

«В разгаре путина, а в море вышло на 50 рыболовецких судов меньше, чем год назад. Причина ­ высокие затраты на дизельное топливо. Вчера эту проблему обсуждали на специальном совещании в Петропавловске­Камчатском. Если в начале 2007 года тонна обходилась рыбакам в 14,5 тысячи рублей, то в середине этого лета подскочила до 30,5 тысячи. Чтобы рыболовная отрасль страны не «утонула» из­за высоких цен на топливо, рыбаки предлагают государству скоординировать усилия. Члены Ассоциации добытчиков минтая настаивают на бюджетных дотациях».

2007 год

Информация Контрольного управления президента Российской Федерации: «Финансово­экономическое положение основной части предприятий и организаций рыбопромышленного комплекса остаётся неудовлетворительным. Более половины из них являются убыточными».

После провалившегося майского «переворота» к концу лета 2008 года Росрыболовством был подготовлен проект постановления правительства РФ по выделению рыбакам 4,7 миллиарда рублей на компенсацию роста цен на горючее. И Крайний А.А., и Зубков В.А. искренне хотели решить этот вопрос. Но «споткнулись» на том, что так и не смогли вместе с рыбацким сообществом разработать механизм распределения и учёта расходования этих денег, а также систему контроля встречных поставок рыбы на российские фабрики. Но это не остановило стремление руководителя ведомства реализовать в отрасли другие формы компенсаций постоянно растущих затрат в промышленном рыболовстве.

И они были приняты в 2009 году. Пониженная ставка сбора за пользование водными биологическими ресурсами и для всех рыбохозяйственных организаций единый сельхозналог (ЕСХН).

При введении этих налоговых льгот общая налоговая нагрузка на рыбопромышленный комплекс снизилась в среднем с 32% от выручки до 18%. Конечно, и тут были недоработки, в частности, касающиеся предприятий береговой рыбопереработки. Но всё равно эти меры, включая принятые в это время решения о компенсации процентных ставок по кредитам, даже без прямых дотаций, которые имеет сельское хозяйство по топливу, страхованию и многому другому, сегодня играют серьёзную роль в поддержке российской рыбной отрасли. Тем более что наша страна в декабре 2011 года вступила в ВТО, а своевременно принятая при А.А. Крайнем система льгот для рыбохозяйственного комплекса России полностью соответствовала правилам этой организации.

Кроме этого, летом 2013 года в целях загрузки береговых рыбоперерабатывающих предприятий руководитель отрасли предложил вообще обнулить ставку за пользование водными биоресурсами для рыбаков, которые поставляют рыбопродукцию на территорию РФ.

Крайний и вылов рыбы

Не удивительно, что после закрепления на 10 лет квот для рыбопромышленных компаний, введения льготного налогового режима для рыбаков и снижения административных барьеров показатели вылова резко поползли вверх. Отрасль начала приходить в себя после длительного спада в середине нулевых. С 2008­го вылов рыбы растёт примерно на 300 тысяч тонн в год. И уже в 2010 году был обновлён рекорд 15­летней давности: вылов водных биоресурсов перевалил за 4 млн тонн. В 2011 году новый рекорд ­ 4,2 млн тонн. При этом ежегодный рост производства в рыболовной отрасли превысил 12%, что стало лучшим отраслевым показателем в российской экономике.

Российский флот начал возвращать свои позиции в дальних районах Мирового океана. В зонах иностранных государств и открытой части Мирового океана вылов увеличился на 18 % ­ до 617 тысяч тонн. Сегодня российские рыболовные суда ведут промысел в 14 зонах, отнесенных к зонам иностранных государств. Это, прежде всего, зоны: Исландии, Великобритании, Ирландии, Марокко, Мавритании, Гвинеи­Бисау, Анголы, Фолклендских островов, Намибии, США, Японии, КНДР и других государств.

Но нынешние показатели далеко не предел. Достаточно вспомнить, что в советские годы вылов рыбы и морепродуктов доходил до 11 млн тонн.

Во «времена Крайнего» потребление рыбы и прочей морской продукции возросло в России с 14 кг на человека в год в 2008­м до 22 кг в 2011­м. Это уже выше минимума, рекомендуемого Минздравсоцразвития (20 кг), и почти соответствует уровню потребления рыбы в СССР (24 кг).

Крайний и аквакультура

В начале 2010 года руководитель Агентства принимает решение о подготовке нормативной базы по развитию в России промышленного производства искусственно выращиваемой товарной рыбы. Надо прямо сказать, что воспринималось это тогда многими, мягко говоря, спокойно, так как в нашей стране «королём» отрасли является морское промышленное рыболовство с объёмами производства в 4 миллиона тонн. Аквакультура и раньше была, но в формате прудовых хозяйств, которые дают какие­то 150 тысяч тонн товарной рыбы в год, из которых основной объём ­ порядка 110 тысяч тонн ­ приходится на менее ценные карповые виды. Как говорят в народе ­ «это на скорость не влияет». Поэтому и отношение к аквакультуре сложилось традиционно факультативное (кроме воспроизводства). В то же время уже серьёзно поджимала конкуренция со стороны Норвегии со своим аквакультурным лососем. Скандинавы методично год от года просто захватили весь российский рынок красной рыбы, продавая более 150 тысяч тонн ежегодно. В августе 2010 года в Петрозаводске Крайний совместно с профильным комитетом Совета Федерации проводит большое совещание, потом разворачивает активную работу с крупнейшими российскими торговыми брендами, и в 2012 году принимается очень важный для национального производителя рыбной продукции закон об аквакультуре. Чтобы было понятно: на Кольском полуострове «Русское море» и «Балтийский берег» уже сегодня имеют в садках более 25 тысяч тонн лосося. Это всего за 3 года! Потенциал производства лососевых видов только в этой точке страны составляет около 100 тысяч тонн ежегодно. А есть ещё Балтика, Каспий, Белое, Чёрное моря, Дальний Восток. Закон об аквакультуре дал бизнесу правовую основу и уверенность в развитии отечественного производства искусственно выращенной товарной рыбы.

Крайний и «квотой под киль»

Эта «песня» про весьма специфическую любовь к отечественному судостроению «закачивается» в сознание рыбаков уже несколько последних лет. Кто только в последние годы не высказывается по поводу этого удивительного по своей разрушительной «наивности» проекта ­ «квоты под киль». В какие только виртуозные «канцелярские перепевы» не заворачивали «ловкие прохожие» эту действительно сложнейшую по своему исполнению тему. Какие только ведомства и госкомпании не подходили к микрофону со своей версией «судостроительной арии». Правда, куда ни кинь, везде клин получается ­ передел рынка или торговля судостроительными контрактами. А это рэкет.

Как сегодня объяснить ботанику, что в СССР не строили крупнотоннажные рыболовные суда, что флот создавался на судостроительных предприятиях ГДР, Польши, Югославии или в Украине. Сегодня на самой лучшей в мире российской военной судоверфи не построишь серию современных рыболовных траулеров индивидуально под заказчика, адаптированных к различным районам и объектам промысла, ­ сама верфь для этого не спроектирована. И делать этого не нужно.

В 2010 году, на упомянутом выше совещании в Мурманске, Крайний А.А. убеждал (на грани спора) Путина В.В. не ломать через колено рыбную отрасль. Позволить судостроителям и рыбопромышленникам подготовиться к массовому обновлению рыболовного флота без ущерба для работы рыбаков. И добился­таки тогда Андрей Анатольевич у собеседника более спокойного и разумного подхода к этой сложнейшей теме.

Сейчас вроде в целом всё утихло, но неконтролируемые конвульсии исполнителей из других ведомств и у заинтересованных лиц до сих пор идут.

Крайний и «бандитская отрасль»

О том, что рыбная отрасль самая преступная из всех существующих отраслей уже не совсем народного хозяйства, в последние 10­15 лет слагались настоящие легенды на уровне историй древнего эпоса. Человеку со стороны в начале 2000­х могло даже показаться, что российское рыбопромысловое судно в известном приближении напоминает особо опасный «бандитско­браконьерский притон». Рыбаки похожи на средневековых пиратов, а рыболовное ведомство ­ это просто чиновничье­мафиозная шайка. Фантомные боли историй 90­х ловко и упёрто использовались в середине 2000­х. Причина ­ межведомственная борьба. Борьба за контроль над рыбными ресурсами.

Часто приходилось слышать в последние годы, что Крайний, мол, много говорит в СМИ. Да, это точно, говорил он много, очень много. Только сегодня российская рыбная отрасль со своими проблемами и победами на слуху у всей страны, и имидж у неё уж точно не «браконьерский». И «чистюля Запад» перестал ворчать о русских рыбных браконьерах, и «хитрый Восток» заключил соглашения о борьбе с этим явлением. Так что получается, что не зря Крайний рвал глотку в эфире.

Крайний и удочка

Платная рыбалка ­ это, пожалуй, самая известная «народная песня», посвящённая Андрею Крайнему. Да, Крайний занимал открытую публичную позицию в вопросе о введении норм вылова и постепенном переносе материальной нагрузки за сохранение рыбных богатств наших многочисленных рек и озёр на плечи рыбаков­любителей, получающих на рыбалке удовольствие и изымающих эти самые богатства. Но не многие знают, что исполнителями этой непопулярной у большинства российских мужиков поправки «о путёвках» являются несколько не в меру активных депутатов, которые внесли этот текст в Государственную Думу в формулировке, не согласованной с Агентством. Но когда уже после этой инициативы в 2011 году рыбаки вышли на массовые митинги, именно Крайний лично приехал на Пушкинскую площадь на московский митинг и попросил слова. Несмотря на шумную обструкцию, устроенную ему рыбаками, там же, на митинге, он предложил организовать рабочую группу из числа российских рыбаков­любителей, депутатов и чиновников для решения проблемы и объявил мораторий на проведение новых конкурсов по раздаче водоёмов под рыбопромысловые участки (РПУ). И хотя Крайний никакого отношения к путёвкам и организации платных участков на реках не имел (система РПУ прописана в Федеральном законе № 166 от 20 декабря 2004 года «О рыболовстве», в то время как Андрей Крайний пришёл на должность в 2007 году), с той поры Росрыболовством ни одного конкурса не проводилось. Более того, были расторгнуты десятки договоров с частными пользователями рыбопромысловых участков по всей стране, в том числе в Татарстане, где Крайний, по сути, вернул бесплатную рыбалку на Волге и Каме.

Р.S.

Время летит быстро. Конечно, что­то из того, что было заявлено руководителем Федерального агентства по рыболовству в 2007­м, не сделано, что­то недоделано, что­то делалось, наверное, ошибочно или было нереально; были и явные проколы, такие как история с договорами на рыбопромысловые участки на Сахалине, вызвавшие протест рыбаков. И, тем не менее, главное, что надо помнить: в 2007­2008 годах необходимо было удержать отрасль от попытки передела принципов работы рыбной промышленности, заложенных в законе о рыболовстве, и принять систему отраслевого налогообложения. Это самое главное для рыбаков. И с этой задачей Андрей Крайний справился.

Святых среди людей нет. И Крайний не святой. Были ли ошибки? Да, конечно, были. Были ли моменты головокружений? Не без этого. Были ли тактические промахи или кадровые просчёты? Конечно.

Легко рассуждать о том, что и как должен делать руководитель совсем не маленькой отрасли, может только тот, кто не представляет себе размеры этой отрасли: количества негосударственных производственных предприятий и организаций рыбной промышленности, системы подведомственных учреждений и предприятий, территориальных управлений и представительств за рубежом самого Росрыболовства. Утверждать в режиме постоянной критики что и как надо может только тот, кто не знает всей сложности (доходящей порой до абсурда) и беспощадности системы органов федерального и регионального госуправления, от которых зависит работа российских рыбаков в целом. Легко, и не напрягаясь, говорить что и как надо может позволить себе тот, кто не испытывал на своей «шкуре» давления со всех сторон. Рассуждать на тему всегда легче, чем что­то делать и брать ответственность на себя. И не бояться. В том числе и того, что о тебе будут говорить.

Крайний А.А. понимал с самого начала, что говорить о нём будут очень много негатива и что бессмысленно тратить силы на переживания за это. Главное ­ это цель. А цель понятная и поддерживаемая всеми российскими рыбопромышленниками, озвученная за месяц до его назначения на должность председателем правительства РФ Фрадковым Михаилом Ефимовичем ­ возможность создания Министерства рыбного хозяйства Российской Федерации.

В мае 2012 года Андрей Крайний мог бы поступить, как многие поступают в подобных случаях. С дежурной улыбкой и «радостным» блеском в глазах «приветствовать» передачу Росрыболовства в Минсельхоз. А что? Ведь это Москва ­ в этом городе всё наоборот. Но надо знать этого человека. Крайнего вполне можно назвать «ракета», которая летит прямо к заданной цели. Только вот Москва, как мы знаем, живёт не по целям, а по какой­то своей особой «византийской философии». И после «а» далеко не всегда в этом городе следует «б».

С уходом Андрея Крайнего чудес не произойдёт, и жизнь заставит новых руководителей решать те же вопросы и в том же направлении.