Патриотический тренд

Известный политолог Игорь Минтусов анализирует прошедшие выборы и даёт свои прогнозы будущего

8 октября 2014 в 14:50, просмотров: 350
Патриотический тренд

Как минимум 19 губернаторов, в том числе и Марину Ковтун, главу Мурманской области, избиратели посадили в лодку, которая на волнах патриотизма доставила их прямиком в победную гавань 14 сентября, считает Игорь Минтусов, президент Российской ассоциации политических консультантов (РАПК) и председатель Совета директоров Центра политического консультирования «Никколо М».

Тренд под условным названием «Крым наш» превалирует. Патриотическая риторика сильна, как никогда. Кандидат от партии власти воспринимается избирателями чуть ли не как представитель президента, выступающий за сильную Россию... Ещё задолго до единого дня голосования Минтусов прогнозировал безоговорочную победу «Единой России» на местных выборах и указывал на «цинизм исполнительной власти». «Политическое руководство Кремля, понимая этот тренд, разрешило многим губернаторам досрочно уйти в отставку. Это позволило им провести свои выборные кампании за счёт ура-патриотической атмосферы и минимизировало риски поражения. Кто его знает, что будет через год?» - писал он. Между тем, если не произойдёт каких-либо серьёзных катаклизмов, этот тренд, по прогнозу политтехнолога, сохранится в ближайшие 3-5 лет, а следовательно, мы будем наблюдать его и во время выборов в Государственную Думу в 2016 году, и на президентских выборах образца 2018 года. О том, что влияет на электоральные предпочтения россиян и существует ли кодекс чести среди политконсультантов, спросили Игоря Минтусова слушатели i-класса московской школы гражданского просвещения, среди которых оказалась и корреспондент «МК» Александра Ретунская.

- Чем российские избиратели отличаются от всех прочих. Может быть, мы действительно голосуем сердцем, не вникая в программы кандидатов?

- Избиратели в разных странах отличаются в первую очередь политической культурой. В развивающихся странах до сих пор работают «слухи». Например, в Африке во время выборов их распространяют на рынках и посредством газет. Причём один экземпляр газеты прочитает сразу 10-15 человек. Тираж тут не важен. А вот в России газету не будут передавать из рук в руки. Зато в некоторых регионах, где недостаточно каналов распространения информации и слух нельзя проверить, эта технология до сих пор ещё эффективна. Вторая особенность - это менталитет избирателей в разных странах. Ежегодно россиянам задают риторический вопрос, что для них важнее - программа или личность кандидата. Традиционно 70% респондентов отвечают, что программа, 30% - личность. В реальности оказывается всё наоборот. Одно дело реакция на вопрос, другое дело - электоральное предпочтение. Порядка 60% избирателей оценивают кандидата как человека, и только 40% вчитываются в пункты его политической программы.

- А в какой стране живут самые рациональные избиратели?

- В какой­то период времени в США был активно распространён подход, согласно которому человек в первую очередь голосует исходя из своих материальных предпочтений или, грубо говоря, «я буду голосовать за того кандидата, который принесёт мне больше денег». Но это не главный фактор. Электоральное предпочтение очень сложный процесс, который меняется каждые 10 лет.

- Во время прошлых думских выборов россиянам предлагали проголосовать за стабильность. Сейчас ситуацию нельзя назвать стабильной, но большинство всё равно выбирает партию власти. С чем это связано?

- Основное политическое меню, которое было предложено электорату сейчас, заменили на не менее вкусное блюдо. Новая идеологема связана с превращением нашей страны в великую державу, которая задаёт повестку в мировой политике. Это новый драйв. Новая колея.

Ситуация стала менее стабильной, но появилось другое качественное топливо для электората в виде патриотических чувств. Представьте, если бы ракета вышла в новые слои атмосферы или подводная лодка достигла бы предельных глубин. Мы имеем дело с качественно иными процессами. Население получило огромное удовлетворение от присоединения Крыма, и президент вписал своё имя в историю в прямом смысле этого слова, хотя рейтинг Владимира Путина с момента начала военных действий на востоке Украины объективно понизился на несколько пунктов. Но он всё равно остаётся запредельным. Если смотреть на происходящее глазами западных политконсультантов, хоть 80%, хоть 70% поддержки населения у Путина - это запредельно высокий рейтинг с огромным запасом прочности

- Несколько лет назад вы делили сторонников Путина на три группы: «лишь бы не было войны», «а мужик­то красивый», «а кто, если не он?». А на кого сейчас может опереться президент?

- Сейчас я бы весь российский электорат разбил по другому основанию. Первая часть - самая большая, порядка 70%, - все, кто поддерживает великодержавность, имперскость, даже в ущерб свободам и правам отдельно взятых граждан. Вторая категория - меньшинство, около 30%, - так называемые либералы, которые против величия России любой ценой. Это нерв сегодняшнего дня.

- Выходит, у системной оппозиции нет шансов победить партию власти с её «послекрымским рейтингом»?

- Действительно, все губернаторы с приставкой врио выиграли выборы. Но при этом они провели большую подготовительную работу. Практически всех реальных конкурентов убрали: либо не зарегистрировали, как Оксану Дмитриеву в Петербурге, либо договорились, как в Оренбургской области, где три системные оппозиционные партии - региональные отделения КПРФ, ЛДПР и «Справедливой России» объединились вокруг единого кандидата. Не факт, что он смог бы выиграть, но действующего губернатора это известие взволновало. Были приняты титанические усилия, и в итоге федеральное руководство партий не утвердило это решение, кандидат был отозван. В итоге мы не увидели реальной борьбы.

- Если сравнивать избирательные технологии 90­х с нынешними, то можно ли сказать, что они теперь не работают?

- В 90-х годах (до 2002­2003 гг. включительно) не было такой технологии, как административный ресурс. Этот фактор отсутствовал. В 90-х годах прошлого века во время выборов все ключевые фигуры силовых структур - начальники УВД, прокуроры и даже руководители местных комитетов ГБ уходили в отпуск. Их просто не было. О чём это говорит. Руководство силовых ведомств просто не знало наперёд, кто из кандидатов победит и как надо реагировать на многочисленные взаимные жалобы о нарушении правил игры. А во время инаугурации они возвращались и признавались победителю в преданности: «Я вот был в отпуске, но всей душой болел за вас».

В первой половине 2000-х ситуация поменялась. Квинтэссенция этой системы, созданной при Лужкове, была продемонстрирована во время выборов в 2009 году. Они были настолько фальсифицированы, что на первом заседании Госдумы сразу три фракции встали и покинули пленарное заседание в знак протеста.

- Выходит, что сегодня выиграть выборы без административного ресурса нельзя, обязательно надо договариваться с теми, кто считает и регистрирует. Так ли это?

- Это не совсем так. Полгода назад вышла книга моего коллеги, известного политтехнолога из Екатеринбурга Александра Белоусова. Он подробно описывает политтехнологии, как в 2000-х годах, когда уже была выстроена вертикаль власти, можно был выиграть на местах выборы у представителей партии власти. Вот один из советов. Когда вы регистрируетесь, необходимо убаюкать внимание соперника. Мол, вы идёте на выборы как статист, бежите, чтобы разогреться и т.д. А потом, на последних двух неделях, выстреливаешь и выигрываешь гонку только потому, что тебя не успевают остановить. Такой вот мелкотравчатый приём. Понятно, что если выйти на площадь за полгода и прокричать, что ты собираешься на выборы и всех посадишь в тюрьму, то шансы упадут до нуля ещё до момента объявления даты выборов.

- Выходит, что оппозиция даже такими способами не пользуется? У нас она слабая, или препоны сложные?

- Сейчас у оппозиции очень сложная ситуация. Основной мейнстрим на стороне президента и действующей власти. Очень сложно бороться с оппонентами, которые пребывают в тени Путина. Тем не менее, если говорить о муниципальных выборах, то много ярких людей могут победить. Если, конечно, их не остановят с помощью легализма, это когда буква закона превалирует над его духом. Пример - Маша Гайдар на последних выборах в Мосгордуму. Почему её не зарегистрировали? Да потому, что в программе блока «За Москву», от которого она шла, было шесть пунктов из программы Навального. Власть не захотела, чтобы у него появились механизмы влияния, а зря. Он в 2013 году честно проиграл выборы. Но посмотрите, как власть хорошо начала работать. Находясь под домашним арестом, Навальный «вдувает» энергетику в команду Собянина.

- Тогда не понятно, зачем власти скандалы. Почему не дать зарегистрироваться кандидатам от оппозиции и не победить их в честной борьбе за счёт рейтинга президента?

- Если одним словом ответить, то это безнаказанность! Кстати, на последних выборах Собянин снял одного главу управы за то, что он попытался обеспечить досрочное голосование с помощью административного ресурса. Его уволили. Это было внутреннее решение, попытка показать, что лужковский период истории закончился, надо работать нормально.

- Выходит, что конкурентные выборы - это проект Кремля? И, допустим, Ройзману позволили победить?

- Даже в лексике самого вопроса заложена специфика российского электорального процесса. Вы сказали: «Дали победить Ройзману», а, строго говоря, предложение должно было строиться по-другому. «В Екатеринбурге не стали фальсифицировать результаты голосования, и победил Ройзман». А российская политическая культура заключается в том, что царь-батюшка даёт возможность победить, спасибо ему. В Екатеринбурге не было игры в поддавки. Действующий губернатор сражался как лев со всем своим административным ресурсом, но проиграл.

Я бы привёл другой пример, грустный. Воронежская область. Ещё накануне выборов у действующего губернатора был рейтинг больше 60%. Тем не менее вице-губернатор по внутренней политике приглашал к себе руководителей штабов оппозиционных кандидатов и фактически угрожал им. Если они будут активно вести своих кандидатов, то их ожидают проблемы. Это при том, что Гордеев даёт красивое интервью газете «Коммерсантъ» и чудесно рассказывает о демократии в отдельно взятом регионе.

- Ваш прогноз - «муниципальный фильтр» будет существовать долго?

- Судьбу «муниципального фильтра» будет определять не общественное мнение и не эксперты, а только политическая целесообразность. Сейчас он удобен. Но если критика фильтра достигнет ужасных размеров, то от него могут отказаться. Это вопрос исключительно конъюнктурный, за ним нет никаких традиций. Мне всегда было интересно наблюдать, как наши аналитики из администрации президента выдёргивают отдельные нормы из законодательства зарубежных стран. Могу дать много классных советов. Например, в Германии нет политической телевизионной рекламы. В своё время истеблишмент принял решение не тратить деньги налогоплательщиков и кормить олигархов - владельцев телесетей. У нас и эту идею могут перехватить. Мне это напоминает игру в напёрстки. 



    Партнеры